Смените, пожалуйста, лозунг. Не каждый ребенок гений!

Сегодня мы очень боимся недодать чего-то ребенку, не успеть развить какой-нибудь талант, который в нем дремлет, боимся упустить время для развития его потенциала. С другой стороны, масла в огонь подливают детские учебные учреждения, где уже в детском саду родителям двухлеток открыто говорят, что в обучение детей необходимо вкладывать деньги. И никого уже не удивляет, что к первому классу ребенок готовится так, словно его ждут экзамены в университет.

Все хотят вырастить успешных, талантливых и одаренных личностей, ярких звезд. Но в этом, иногда маниакальном, стремлении во что бы то ни стало воспитать талант, родители могут перегнуть палку и на выходе получить высокомерного зазнайку. Или ребенка, который ничего не хочет, потому что он с трех лет чего-то должен был учить, достигать и добиваться.

По большому счету, ребенок научится и читать, и считать, и английский сам выучит, если у него будет мотивация. А вот время, когда выстраиваются теплые взаимоотношения между родителями и детьми, время, когда можно просто покопаться в песке (что, кстати тоже способствует развитию ребенка), порисовать свои каракули, а не как задал учитель – кружочки и палочки, может катастрофически не хватить в жизни вечно занятого ребенка.

Не обманывайтесь: не каждый ребенок гений

Если в 3 года ты рисуешь Куинджи — в 23 года ты будешь рисовать героиновые глюки, а в 33 — картинки на приеме у психотерапевта.

— Я долго искала хорошего преподавателя по рисованию. На Южнобутовской потрясающий преподаватель, но она берет 15 тысяч в месяц! Конечно, я никаких денег бы не пожалела, но это для нас пока дороговато. Хвалят кружок в «Лире», и мы идем туда, сегодня подали заявление, — рассказывает подруга.

Ее дочери Маше 3 года.

— А она уже умеет рисовать?

— Она недавно научилась раскрашивать, не выходя за контур!

Другая знакомая мама трехлетнего малыша отдала его сразу в два кружка: рисования и раннего чтения и обучения счету.

— Алеся, вы манкируете! Вы обещали, что ваша Машенька будет ходить вместе с нами! — напоминает мама Давида.

Я смотрю на своего Масяныча, ковыряющуюся в луже, и думаю, как было бы здорово, если бы вот эта неорганизованная, непослушная, лохматая девочка, больше всего на свете любящая ковырять в носу и еще в песочнице, рисовала. Передо мной встает идеал, и я вспоминаю расхожие лозунги: «Каждый ребенок — гений!», «После трех уже поздно!», «Главное — найти хорошего педагога!». Я заряжаюсь, высоко поднимаю голову и иду домой пилить мужа на тему кружка.

Муж скептически смотрит на Машу и изрекает:

— А ты уверена, что она сможет усидеть на стуле хоть десять минут?

— Да! Она вообще-то любит рисовать. Наверное.

— Да ну! — парирует муж. — Когда я водил ее в «Детскую комнату» в клубе «Зебра», все дети пошли рисовать с педагогом, а она осталась в бассейне с шариками. Ее звали-звали — бесполезно. Ей еще рано! Ты только отвращение у нее вызовешь.

— Но Саша, а вдруг мы что-то упустим?

— Четыре тысячи рублей в месяц, — изрек муж и углубился в компьютер.

— Мама! Я хочу с Давидом! В кружок! — ноет Маша. И я все-таки повела ее на пробный урок.

Вокруг нашего дома три развивающих центра. Все активно агитируют приходить именно к ним, раздают бесплатные шарики, приглашают аниматоров. Клубы находятся на первых этажах жилых домов. Их вестибюли настолько малы, что там не умещается коляска и некуда повесить куртку, если не ушла предыдущая группа. Зато стены увешаны детскими поделками. На стене ближайшего развивающего клуба висят фотографии только что вставших на ноги малышей, и красуется подпись: «Именно в этом возрасте самое время учить буквы и цифры».

— А я-то думала, что в это время нужно учиться надевать штаны, — заметила я, отдавая администраторше 300 рублей за пробный урок.

— Одно другому не мешает! — с улыбкой заметила она.

Машу и еще двоих малышей уводят за дверь.

Из-за двери я слышу развеселую музыку и команды педагога. Они, кажется, поют слоги (точнее, педагог поет, а дети не успевают). Голос срывающийся, поминутно называющий имя того, чье ускользающее внимание нужно снова ловить.

Тем временем из соседнего кабинета выходит старшая группа с тетрадочками и портфелями. Они еще не школьники, но выглядят как будто уже в первом классе и учатся по-настоящему. Настолько по-настоящему, что куда-то пропала в них эта детская сумасшедшинка, с которой выбегают из-за двери с ясным и твердым намерением все разломать.

Администратор шепотом рассказывает, какие они делают успехи и в какие престижные школы поступят.

— К школе нужно уже уметь читать и писать! — твердо заявила она, намекая, что этим они и займутся с моей Машей, и это наш единственный шанс.

— Как? Разве писать в школах уже не учат? — удивилась я.

— В обычной-то учат. Ну вы же понимаете, к нам приходят дети, чьи родители хотят отдать их в престижные школы. В обычных сами знаете, какой контингент…

В это время бабушки и папы всовывали податливые уставшие руки своих чад в рукава курток, а ноги в ботинки. Меня передернуло. Слуги гениев. Кажется, я была на фабрике по производству нарциссизма.

— Вы знаете, тут один папа говорит мне: «Я понял, за что я плачу деньги, когда мой ребенок за обедом сказал «Ай лайк орэндж джус!». Представляете, вот ваша дочка будет удивлять бабушек и в три года говорить по-английски! — светилась администратор.

— Но она может заговорить по-английски и в семь лет. И за два месяца выучит то, что дети у вас учат год.

— В семь уже поздно, деточка моя! — всплеснула руками администратор.

А ведь какой потрясающий маркетинговый прием: убедить родителей, что после трех лет уже поздно начинать заниматься английским, танцами, плаваньем и скрипкой. Ничего не напоминает? «Успейте ТОЛЬКО сегодня!» Так же, как нам продают платиновые ножи и пылесосы Кирби со скидкой только сегодня — так продают и «будущее» наших детей, убеждая, что мы его упустим.

По истечении 40 минут из-за двери вышла Маша. Возбужденная и одновременно измученная. Вручила мне какую-то распечатанную бумажку с картинками.

— Это домашнее задание! — пояснила педагог. — Она должна назвать слова, в которых есть буква «А». Надо развивать ей фонематический слух!

Конечно, никакого фонематического слуха у Маши не было и в помине, она знала букву А, но еще не могла понять, что машинка, нарисованная на картинке, — это слово, а вовсе не машинка, и что в этом слове надо услышать отдельные буквы — ведь она воспринимала его на слух целиком!

Сколько я ни спрашивала Машу, что она там делала — она сама не поняла и не могла рассказать. Зато прыгала, как заведенная, и требовала: «Еще! Еще!» Словно ее там включили и забыли выключить. Это было похоже на экзальтированный сеанс в какой-нибудь секте.

Это еще не конец. Нажимай на кнопки ниже, чтобы смотреть продолжение. Также не забудь написать в комментариях все, что думаешь, и поделиться этой записью в Facebook.

Источник

Понравилась статья? Не забудь поделиться ею с друзьями — они будут благодарны!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.